вторник, 18 июля 2017 г.

Сергей Кара-Мурза: Какого покаяния от нас требуют

Перед выборами опять подняли тему покаяния коммунистов. Новые партийцы, вроде бы умывшие руки от грехов большевизма и оставшиеся с Жуковым да Гагариным, мнутся. Мы, мол, не против покаяния, но вообще-то мы в те годы маленькие были, нам мамка не говорила, чего большевики («партия Ленина-Сталина») творят. Но бог с ними, с партийцами, у них свои заботы. Они в политике идут по лезвию ножа – то банкиpов надо успокоить, то шахтеpов. Пусть уж делают свое дело. Важнее нам самим разобраться с больным и страшным вопросом.
Вообще-то будоражит тему вины и покаяния исключительно та часть интеллигенции, чье сознание было воспалено перестройкой. В этом вопросе ее отрыв от основной массы советского народа был очень велик. В 1989 г. «наследие сталинизма» как одну из основных причин наших трудностей назвали 13% из случайной выборки населения и 34% из числа читателей «Литературной газеты», в основном интеллигентов. И это расхождение сохранилось все эти годы – разбередить старые раны требует именно радикальная интеллигенция, ориентированная на Запад и рыночную реформу. Разве не странно: именно те, кто требовал «покаяния», уже в 1989 г. при опросах выступал за «частное предпринимательство». Высокая мораль под ручку с Мамоной.
Кстати, даже если перейти на уровень мышления «демократов» с их цивилизацией и политической культурой, то нынешние крики о покаянии вообще неуместны. Поезд ушел, господа. Вы сами сняли вопрос, когда запретили КПСС. Запрет партии означает сдачу дела в архив, тем более, что возбужденный вами же процесс в Конституционном суде закрыл это дело даже в рамках политического права. Компартия СССР преступной организацией не была, и формально ей каяться не в чем. А вопросы совести вас, воры и растлители, вообще не касаются, нос у вас не дорос.

понедельник, 3 июля 2017 г.

Православие и Социализм: Круглый стол Русского экономического общества имени С. Ф. Шарапова


10 марта 2017 года состоялось заседание молодёжной секции Русского экономического общества имени Сергея Фёдоровича Шарапова, на котором выступил с докладом на тему "Социализм и христианство" кандидат физико-математических наук и бакалавр богословия Николай Владимирович Сомин.
Автор доклада представил аудитории обоснование социализма как необходимого пути развития для российского государства, дал характеристику православному социализму, рассказал о причинах именно такого сочетания:
"Почему именно православный социализм?
Во-первых, потому, что социализм не только совместим с христианством, но и является христианской экономикой по преимуществу; идея общей собственности обоснована Священным Писанием, святоотеческим учением (св. Иоанн Златоуст) и практикой социального строительства в России.
Во-вторых, нам настоятельно необходим идеал, цель, к которой общество должно стремиться.
В-третьих, наконец, потому что просто иного приемлемого варианта для России нет. В частности, совершенно негодным надо признать "православный капитализм", к которому благосклонно относятся многие православные.
Православный социализм – краткая формулировка русской идеи".
После основного докладчика выступили остальные участники круглого стола, зачитав свои доклады и представив свои позиции по данному вопросу. В ходе обсуждения развернулась острая полемика – участники разошлись во мнениях. В частности, позицию, противоположную точки зрения Николая Сомина, представил председатель РЭОШ Валентин Юрьевич Катасонов:
"Святые последних времён (начиная с конца 19 века) уже слышали слово "социализм" и иногда использовали его в своих проповедях и работах. Например, Иоанн Кронштадтский, Иоанн Восторгов, Николай Сербский, Серафим Соболев. При внешней схожести большевистского проекта с иерусалимской общиной, описанной в Деяниях Апостолов, между ними была принципиальная разница. "Христианин добровольно отдаёт своё, а социалист насильно берёт чужое", – говорил священномученик Иоанн Восторгов. Эти и другие светочи Православия ХХ века прекрасно чувствовали, что за красивыми социалистическими лозунгами стоит искуситель дьявол. Ведь тот социализм, который большевики-марксисты продвигали в жизнь, рассматривался как альтернатива православному мировоззрению, как новая религия".
В завершение круглого стола Валентин Юрьевич выразил благодарность всем докладчикам и подчеркнул, что эта сложная тема требует дальнейшего внимательного и осторожного исследования.

Иван Ильин: Об органическом понимании государства и демократии

Тот, кто хочет верно понять сущность государства, политики и демократии, – должен с самого начала отказаться от искусственных выдумок и ложных доктрин. Так, напр., это есть вздорная выдумка, будто все люди «разумны», «добропорядочны» и «лояльны»; жизнь свидетельствует об обратном, и надо быть совсем слепым, чтобы этого не видеть, или совсем пролганным, чтобы лицемерно отрицать это. Точно так же это есть ложная доктрина, будто право голоса можно предоставлять людям независимо от их внутренних свойств и качеств; скажем совсем точно – независимо от их правосознания. Это есть величайшее заблуждение, будто государственный интерес состоит из суммы частных интересов и будто на состязании и на компромиссе центробежных сил можно построить здоровое государство. Это есть слепой предрассудок, будто миллион ложных мнений можно «спрессовать» в одну «истину»; или будто «честно» сосчитанные «свободные» голоса способны указать истинное благо народа и государства: ибо надо не только «честно» считать, но считать-то надо именно честные и разумные голоса, а не партийные бюллетени.
Итак, жизнь государства слагается не арифметически, а органически. Самые люди, участвующие в этой жизни, суть не отвлеченные «граждане» с пустыми «бюллетенями» в руках, но живые личности телесно-душевно-духовные организмы; они не просто нуждаются в свободе и требуют ее, но они должны быть достойны ее. Избирательный бюллетень может подать всякий; но ответственно справляться с бременем государственного суждения и действия – может далеко не всякий. Человек участвует в жизни своего государства – как живой организм, который сам становится живым органом государственного организма; он участвует в жизни своего государства всем: телесным трудом, ношением оружия, воинскими лишениями, напряжениями и страданиями; своею лояльною волею, верностью сердца, чувством долга, исполнением законов, всем своим (частным и публичным) правосознанием. Он строит государство инстинктивной и духовной преданностью, семейной жизнью, уплатою налогов, службою и торговлею, культурным творчеством и даже славою своего личного имени.

Иван Ильин: Править должны лучшие




МЫ ПОВИННЫ БОГУ И РОССИИ — ПРАВДОЙ, А ЕСЛИ ОНА КОМУ-НИБУДЬ НЕ НРАВИТСЯ, ТО ТЕМ ХУЖЕ ДЛЯ НЕГО.

Первое, что мы должны сделать при обсуждении устройства русского государства, это стряхнуть с себя гипноз политических формул и лозунгов. Предоставим «верующим» демократам – веровать в необходимость и спасительность этого режима и освободим себя для беспристрастного наблюдения и опытного исследования. И еще: предоставим людям, ищущим успеха у толпы, поносить «аристократов» или совсем обходить молчанием идею аристократии, как якобы «реакционную», «контрреволюционную», «старорежимную» и т. д. Когда мы думаем о грядущей России, то мы должны быть свободны, совершенно свободны от боязни кому-то не угодить и от кого-то получить «осуждение», будь то западноевропейцы или свои, доморощенные, – леворадикалы или праворадикалы. Мы повинны Богу и России – правдой, а если она кому-нибудь не нравится, то тем хуже для него.
Обычно «демократию», как правление людей «излюбленных» и выбранных народом, и «аристократию», как правление людей «наследственно привилегированных», – противопоставляют друг другу. Это есть ошибка, которую надо понять и отвергнуть. Она есть порождение политических страстей, демагогии и ожесточения. Править государством должны лучшие люди страны, а народ нередко выбирает не лучших, а угодных ему льстецов и волнующих его бессовестных демагогов. Править государством должны именно лучшие, а они нередко выходят из государственно воспитанных и через поколения образованных слоев народа. Демократия заслуживает признания и поддержки лишь постольку, поскольку она осуществляет подлинную аристократию (т. е. выделяет кверху лучших людей); а аристократия не вырождается и не вредит государству именно постольку, поскольку в ее состав вступают подлинно лучшие силы народа.
Убедимся в этом.

"Александр Матросов": Избранное