вторник, 7 ноября 2017 г.

ВЕЛИМИР ХЛЕБНИКОВ: КОРОЛЬ ВРЕМЕНИ ВЕЛИМИР ПЕРВЫЙ





Пётр Савицкий о революции 1917 года


Русская революция есть увядание, устранение действенности неуспевшей получить развития русской либералистической идеи.

В том виде, какой она являет сейчас, русская революция есть утверждение "деспотизма". "Деспотизм" может сочетаться с любыми техническими формами управления, в том числе с формами "представительства"; отличительно, что при "деспотизме" источником власти выступает милость Незднешняя, а не "милость народная".

Царская власть и советская в этом смысле подобны друг другу, хотя бы последняя и опиралась на "милость сатаны"...

В судьбах русской революции вскрываются и действуют стремления и умыслы, связанные с преемством "просветительства-обличительства", которое в то же время есть преемство "европеизации". 

В глубинах душевных звучат и свидетельствуют заветы иного и русского преемства. И это преемство — Церкви и Веры.

Пётр Савицкий, "Два мира" 
 (в сб. "На путях. Утверждение евразийцев", 1922 год)

Евразийцы о революции 1917 года


Революция отнюдь не дикий и бессмысленный бунт, который бы можно было сопоставить с мятежом… вольницы Разина и Пугачева и который будто бы прервал мирное, идиллическими красками изображаемое развитие России. Еще менее русская революция является организованным группой злоумышленников, да еще прибывших в запломбированных вагонах, переворотом.
Она – глубокий и существенный процесс, который дает последнее и последовательное выражение отрицательным тенденциям, исказившим великое дело Петра, но вместе с тем открывает дорогу и здоровой государственной стихии. Это вовсе не значит, что смысл революции правильно понят и действительные ее задачи верно сформулированы ее официальными идеологами и так называемыми "вождями" ее, которые, не исключая и Ленина, сочетавшего гениальное государственное чутье с тупостью доктринера-фанатика, были не руководителями ее, а ее орудиями…
В революционной анархии… с полной ясностью обнаружился давний трагический разрыв между народом... и правящим слоем, который в европеизации утрачивал свою народность, связь с народом и способность понимать и выражать народную идеологию…
Не обладая ни исторической санкцией, ни политическим кредитом, который был окончательно подорван Временным правительством, ни моральным авторитетом, они (коммунисты) мерами насилия утверждали и укрепляли государственную власть и вместе с тем канализировали и организовали стихийную и объяснимую исторически ненависть масс к "барину" и "барству". Под влиянием идеологических традиций, идущих от кровожадной французской революции, и в силу неизбежного в революционной власти наличия уголовных элементов это выродилось в чудовищный террор. 

Александр Блок "Скифы"